Бабушка Наташа и ее семья

Бабушка Наташа и ее семья

Имя Наташа в семье Свиридовых передают от поколения к поколению.

— Меня и мою племянницу назвали в честь моей бабушки и ее прабабушки Наталии

Васильевны Нарожной, — рассказывает Наталья Григорьевна Свиридова. — Надеюсь, что

кто-то из наших родственников тоже назовет свою будущую дочь Наташей. Уж очень

светлым, добрым человеком была наша бабушка Наташа. Ни о ком плохого слова не

сказала, никого не осудила. Она не жаловалась на свою судьбу, хотя ей пришлось

пережить немало.

Разговор о ее бабушке произошел у нас с Наташей совершенно случайно. Как журналист я

сразу ухватилась за интересные факты, о которых поведала Наталья Григорьевна.

Предложила ей рассказать о бабушке в газете. Наташа сначала засомневалась. Будет ли

интересна другим история о ее родном человеке. Сумела ее убедить, что история каждой

семьи интересна. Из них соткана история нашей страны.

Наталия Васильевна и Дмитрий Трофимович Нарожные переехали в Покровское из села

Колещатовка Воронежской области.

— В 30-е годы был страшный голод. Похоронив там двух своих маленьких детей, они

переехали в более зажиточный Приазовский край. Устроились здесь в Покровском

работать в колхоз. Оба были очень трудолюбивыми. В 1940 году купили дом на улице

Ленина. А в 1941 году началась Великая Отечественная война. На фронт ушли отец

Дмитрий Трофимович и старший сын Ваня. В октябре 1941 года в Покровское вошли

немцы, — рассказывает Наталья Свиридова. — Прасковью, мою будущую маму, фашисты

увезли в теплушке вместе с ее ровесниками. Их должны были отправить в Германию в

трудовые концлагеря. Во время остановки состава в Мариуполе она чудом сбежала со

своей подружкой. Пешком они прошли больше 100 километров, прячась днем от немцев и

полицаев. Дома ее долго прятали от посторонних глаз, чтобы еще раз не забрали. Двух

детей Наталии Васильевны — Андрюшу девяти лет и Лидочку двенадцати лет — убило

осколками разорвавшейся бомбы у матери на глазах, — рассказывает о трагедии Наталья

Григорьевна. — Они играли с соседскими детьми недалеко от дома. Начался авианалет. Их

друзья успели спрятаться у каменного тына, а они — нет. Похоронили их в нашем огороде.

Умер от ран ушедший на фронт Иван Нарожный. Освобождая Прибалтику от фашистов,

он был тяжело ранен. Извещение о смерти младшего сержанта Нарожного Ивана

Дмитриевича хранится в семье Свиридовых (Нарожных) уже 78 лет. Сохранились и

письма-треугольнички с фронта от него и от его младшего брата Лаврентия.

Лаврентия призвали на фронт в сентябре 1943 года вместе с другими неклиновцами после

освобождения нашего района от фашистской оккупации. Ему было 18 лет.

Он прислал домой несколько писем и замолчал. Сестра Паша начала разыскивать его,

направлять запросы. Но тщетно.

Война, принесшая в каждую советскую семью боль, утраты и печаль, закончилась

победой нашего народа над гитлеровцами. Наталия Васильевна с нетерпением ждала с

фронта своих мужа и сына. Муж вернулся. Израненный, больной. Ходил с костылями. А

сына все нет. Лишь в конце декабря 1946 года пришел ответ на запрос. В извещении было

написано: красноармеец Нарожный Лаврентий Дмитриевич пропал без вести в декабре

1943 года.

— Бабушка ждала его до последнего своего часа. Она была глубоко верующим человеком.

Ложилась и вставала с молитвой и надеждой, что ее сын жив, — говорит Наталья

Григорьевна. — Встанет перед иконой на колени и молится о своих погибших детях, обо

всех, чью жизнь оборвала война.

В семье Нарожных ждали с войны и парнишку, которого спасли дети и выходила Наталия

Васильевна.

Покровское с октября 1941 года по август 1943-го находилось в оккупации. Лаврентий

еще подростком бегал с ребятами, где надо и не надо. Мальчишки нашли раненого

советского бойца. Брат рассказал о нем своей старшей сестре. Они вдвоем притащили его

ночью домой. Худенький, щупленький, еще совсем мальчонка. Наталия Васильевна, не

испугавшись, что их ждет, стала лечить раненого.

— Отвары делала из целебных трав, поила его. Молитвы читала над ним. Выходила парня.

Он стал подниматься, ходить по хате. И кто-то донес немцам, — пересказывает

услышанную от родных историю Свиридова. — Дети, увидев, что к их дому направились

полицаи и гитлеровцы, опередили их. Солдатик успел спрятаться в русской печи. Печку

топили не все время, а изредка. Как он туда забрался, удивлялась Наталия Васильевна. Его

не нашли. А то бы вместе с ним всех расстреляли. Вскоре он собрался за линию фронта к

нашим. Пообещал приехать в семью Нарожных после войны. Не приехал. Видимо, погиб.

Моя мама разыскивала и его. Отослала в военкомат его комсомольский билет. Я так себя

сейчас ругаю, что не записала при жизни мамы и бабушки фамилию того парнишки.

Сейчас в интернете можно было бы найти его родных.

Розыском сведений о пропавшем без вести Лаврентии Дмитриевиче Нарожном занялись

по нашей просьбе поисковики. Есть предположение, что он погиб в Запорожской области.

Там сложили головы многие новобранцы, призванные на фронт из Неклиновского и

Таганрогского районов в 1943 году.

А бабушка Натальи Григорьевны Свиридовой трагически погибла в 1980 году. Переходя

вечером улицу Ленина, она попала под мчавшийся мотоцикл.

Она умерла у меня на руках, в машине скорой помощи. Вздохнула, и все, — говорит

Наталья Григорьевна. — А мы продолжаем хранить письма-треугольнички, похоронки и

даже их с дедушкой свидетельство о браке, датированное 1916 годом. Это память, это

история нашей семьи.

Н. Панченко.

Фото из семейного архива.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому